Девушка из нагасаки



 

 

 

Благодарность автору

Webmoney Yandex
Project mini server

Сообщения

Вы не авторизованы.

Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.    Забыли пароль?
ВнизСтраница: 1...34353637383940...42
Сообщения темы: Почитаем
#13390
Re: Почитаем 20/06/2019 02:33 (4 мес., 4 нед. назад) Репутация: 7
Выстраданное

* * *

Где-то между часом и двумя ночи мы ложимся спать. Я говорю мантру “жарко-жарко-жарко, как же тут, блин, жарко”, а муж говорит мантру “мне вообще-то завтра на работу вставать”. Собака залезает под кровать, а кошка ходит по кухне. Я ворочаюсь, задыхаюсь, раскидываю руки и ноги и чувствую, как мое тело плавит матрас. Так проходит час или полтора. Я начинаю впадать в слабый сон.

Собака понимает, что вот он - ее момент, я больше не ворочаюсь, и запрыгивает к нам на кровать. Она ложится в районе наших ног животом кверху, упираясь при этом жилистыми лапами в мою ногу. Я говорю, что запрыгивать к нам на кровать не надо, потому что собака мохнатая, теплая и царапает когтями. Собака говорит, ну попробуй меня выкинь, и я начинаю выдавливать из кровати аморфную собакоподобную массу, у которой нет лап (они предусмотрительно прижаты) и которую не за что подцепить. У этой мохнатой массы есть только удвоившийся по отношению к дневному вес. Наконец я допинываю собаку до края кровати, и она шлепается вниз. Это ничего, говорит собака, ты, наверное, перепутала меня с какой-то другой нежеланной собакой, я сейчас еще попробую залезть. Цокая когтями, собака обходит кровать и залезает на нее еще раз, стараясь не задевать мои ноги. Я все равно не хочу с тобой спать, говорю я, и медленно спинываю аморфную собакоподобную массу, пока не услышу бух и цокот приземлившихся когтей. Собака говорит, что она была обо мне лучшего мнения и заходит со стороны мужа. Я изгибаюсь по диагонали и выпинываю собаку из-за мужниных ног. Собака предлагает ввести соскок с кровати в олимпийскую программу. Я предлагаю всем поспать. Собака удаляется под кровать и обиженно оттуда вздыхает и кряхтит.

Муж говорит, что он меня очень любит, и нам надо слиться в объятии. Я говорю мужу, что обниматься в такую жару смерти подобно, и пытаюсь его отвратить от этой затеи. Муж просыпается и спрашивает, зачем я его бужу, ему вообще-то завтра на работу вставать.

Кошка грудным голосом говорит, что ей не хватает ночных развлечений. Она сейчас нам покажет, как это делается, и мы, так и быть, можем присоединяться. Кошка показательно гарцует пару раз туда-сюда с топотом копыт. Я говорю кошке, что никто к ней присоединяться не станет, все хотят спать. Ну и ладно тогда, говорит кошка, я обиделась. И взлетает на кухонный шкаф под потолком. Минут через пять она бросается вниз на холодильник, как опозоренная девица в горное ущелье. Звук такой, как будто падает мешок крупы. Я кое-что забыла сделать там внизу, говорит кошка и идет в ванную. Там она окапывается в гравии (на самом деле это бетонитовая глина). Я говорю кошке: ты уже все закопала. Что, я не слышу, говорит кошка, разбрасывая гравий вокруг себя. Я говорю: ты уже закопала. Не могу разобрать, что ты говоришь, говорит кошка, шоркая когтями по пластику. Я говорю: закопала уже. Не слышу тебя, говорит кошка, шоркая когтями по плетенной из бамбука тумбочке. Потом она выходит из ванной и говорит: так что ты говорила-то? Я говорю: закопала! Кошка говорит: а, ну я так и подумала. Но я вернусь на всякий случай и еще немного поскребу. Кошка возвращается в ванную и говорит: а как чудесно точить когти об эту тумбочку!

Муж говорит, что он нашел удивительное положение тела, в котором можно издавать такие звуки, как свист, треньканье, сипенье или рык. Я говорю мужу, что ему надо перевернуться на бок. Муж говорит, что ему вообще-то завтра на работу вставать.

Собака говорит, что на пустой желудок ей не спится, и цокая когтями, идет на кухню. Там она окапывается в гравии (на самом деле это сухой корм). Она подцепляет его ртом, и невошедшие в собаку остатки гулко падают в пустую металлическую миску. Затем, влажно шлепая, собака пьет воду и прикидывает, войдет ли в нее еще немного гравия. Я попробую, говорит собака. Затем она снова возвращается под кровать, и у нее получается заснуть. Во сне собака видит нехороших людей, которых надо отогнать. Лаять во сне собаке не удается, и она говорит просто "вуф". Вуф. Вуф. Я говорю собаке, что ей это снится, и нечего тут вуфкать. Собака замолкает, и ей начинает сниться хороший сон, в котором она бежит за добычей. На деле она скребет когтями об пол. Я говорю собаке, что жизнь есть сон.

Муж говорит, что он всегда мечтал вот так вот широко раскинуть руки и ноги в кровати. Я говорю, что это прекрасно, но мне тоже нужно какое-никакое пространство для сна. Я говорю мужу, что ему надо перевернуться на бок. Муж говорит, что ему вообще-то завтра на работу вставать.

Тут собака с громким криком выскальзывает из-под кровати и говорит, что защитит нас всех от человека, который между третьим и четвертым часом ночи прошел по лестничной площадке, потому что она, во-первых, страшная, а во-вторых, бесстрашная. Муж говорит, что ЕМУ ВООБЩЕ-ТО ЗАВТРА НА РАБОТУ ВСТАВАТЬ. То есть говорит он совсем не это, но смысл всем понятен.

Просыпаются птички. Птички говорят, что хоть ночь темна и полна ужасов, но конец этому близок, и скоро взойдет солнце. Я говорю, что солнце - это звезда смерти, и оно зажарит нас всех.

Соседи, которые, видимо, работают пекарями и водителями общественного транспорта в утреннюю смену, говорят, что им пора на работу. Город говорит, что надо немедленно спасать какого-то несчастного на скорой помощи. Виу-виу-виу. Трамвай с рокотом проезжает по мосту и говорит: ухх, мощны мои лапищи!

Где-то после четырех энтузиазм птиц-огнепоклонников спадает, кошка спит на шкафчике на кухне, собака спит под кроватью, а муж спит рядом со мной. Я наконец-то охлаждаюсь до той температуры, когда уже можно заснуть.

Я сплю.

Александра Петуховская
Joe
Платиновый Пользователь
Постов: 1013
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Женский Страна, город: Russia, Default City
Если я буду такой как все, то кто будет такой как я?
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13392
Re: Почитаем 21/06/2019 14:44 (4 мес., 3 нед. назад) Репутация: 7
По утрам они еще изобретательнее
doktor
Золотой Пользователь
Постов: 212
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13394
Re: Почитаем 24/06/2019 14:28 (4 мес., 3 нед. назад) Репутация: 7
Так... ммм... нежно))

ПОШЛА БАБУШКА В АПТЕКУ

Пошла бабушка в аптеку. А в аптеке лекарства нет.

То есть, конечно, есть, но за деньги. А бабушке бесплатно от государства положено. Во-первых, как пенсионерке, во-вторых, как хроническому гипертонику.

Бабушка прикинула – если она за деньги лекарства купит, то на утку ей точно не хватит. А ей так утку хочется – с яблоками, с брусникой и кусочками мандаринов. Она такую у Петровны на юбилее пробовала – восторг, а не утка. Петровне она тогда не сказала «восторг», наоборот, критику навела – жирно, кисло, недосолено, ну и вообще, кто ж фрукты в мясо суёт.

Но втайне с тех пор бабушка только и мечтала – купить огромную утку, яблоки, бруснику, мандарины и… Посолить, разумеется, от души, а не как у Петровны. И пусть потом гипертонический криз накроет, пусть даже это будет последняя утка в её жизни, но душу она отведёт.

Пересчитала бабушка ещё раз свои деньги и решила монетку кинуть. «Орёл», значит, утка, «решка» – лекарства. Кидать монетку в аптеке было неудобно, поэтому пошла бабушка на крыльцо.

А на крыльце дедушка плачет.

– Ну, и чего ты нюни распустил? – спросила дедушку бабушка. – Подумаешь, лекарства не дали.
– У меня диабет, – всхлипнул дедушка. – Мне без лекарства – кирдык.
– Тебе и с лекарством кирдык. Какая разница – неделей раньше, неделей позже…
Дедушка перестал плакать и зло посмотрел на бабушку.
– А вот не надо меня раньше времени хоронить, – с вызовом сказал дедушка. – Кроме сахара, у меня все параметры на самом высоком уровне.
– У тебя и сахар на самом высоком уровне, – усмехнулась бабушка. – Ты мне лучше скажи, где утку хорошую купить можно.
– Утку? – переспросил дедушка. – У меня после бабки осталась, могу подарить…
– Тьфу на тебя! – возмутилась бабушка. – Я настоящую утку имею в виду. Съедобную.
– Да где ж ты сейчас настоящую съедобную утку найдешь! – хохотнул дедушка. – В магазинах – говно, а не утки.
– Сам ты…

Бабушка развернулась и пошла, стараясь не упасть на крутых ступеньках.

Дедушка догнал бабушку.

– А зачем тебе утка? Она – жуть дорогая.
– Плевать. Один раз живём, – ответила бабушка.

Дедушка сильно задумался. Так и шёл за бабушкой – задумавшийся, – даже под ноги не смотрел.

До остановки они дошли. А тут автобус – видимо, бабушкин, потому что она первой к автобусу бросилась, даже рукой какого-то мужика оттолкнула.

Дедушке не нужно было в автобус, но он заскочил. Зачем – неизвестно. Работая локтями и корпусом, пробился к бабушке.

– А я знаю, где хорошую утку взять, – шепнул он на ухо бабушке.
– И где? – отозвалась бабушка. – На рынке дорогие, в супермаркетах – дрянь импортная.
– А у меня ружьё есть, – шепнул дедушка.
– Чё, правда? – бабушка глянула на него с интересом.

Дедушка кивнул и перекрестился.

– Ё-моё, чего же ты раньше молчал-то? Я бы лекарства купила.
– Да ты погоди радоваться, – зашептал ей на ухо дедушка. – Я сто лет не стрелял, может, не попаду ещё…
– Я попаду, – прервала его бабушка. – Я завсегда попадаю, когда хочу.

– Василич, – протянул руку дедушка.
– Николаевна, – подала ему руку бабушка.

Дедушка подумал и поцеловал руку, потому что жать маленькую ладошку было как-то не по-мужски.

*******

– Красиво летят, – сказал дедушка, глядя на уток в небе.

Бабушка вскинула ружьё и прицелилась.

– Погоди, Николаевна, – остановил её дедушка. – Глянь, какая гармония…
– Гармония будет, когда я её яблоками нафарширую, – отрезала бабушка и снова прицелилась.

Дедушка вздохнул и отвернулся.

Утки летели, выстрела не было.

Дедушка обернулся – бабушка стояла, опёршись на ружьё, как на костыль, и о чём-то думала.

– Ты чего, Николаевна? – обеспокоился дедушка.
– Да думаю… Летишь вот так по своим делам, вдруг – бах! Кто-то, видите ли, пожрать захотел…
– В мире всё так устроено, – вздохнул дедушка. – Все жрут кого-то.
– Не все. Бывают и хорошие люди. Я, например.
– Дай сюда, – дедушка забрал ружьё у бабушки.

Прицелился.
Утки были уже далеко, но попасть ещё можно было.
Бабушка отвернулась.
Утки летели, выстрела не было.
Утки исчезли за горизонтом, ружьё так и не выстрелило.
Бабушка обернулась.
Дедушка сидел на земле и плакал.
Ружьё валялось под соседней осиной.

– Ты чего? – спросила бабушка и села на землю рядом с дедушкой.
– А… Не знаю… – дедушка утёр слёзы. – Нахлынуло что-то. Представил себе – летишь вот, планы строишь…
– Вдруг – бах! – подхватила бабушка. – Кто-то пожрать захотел.
– Да ладно, если б пожрать, а то, так, просто удаль свою показать.
– Ну, знаешь, Василич, сам меня сюда затащил, я в супермаркет идти хотела.

Бабушка встала, отряхнулась и быстро пошла вперёд, не оглядываясь.

– Николаевна! Там болото! – крикнул дедушка, но бабушка его не услышала.

*******

– Ну, и дура же ты старая!

Дедушка подполз к болоту с осиновым дрыном в руке и крикнул:

– Держись! Держись, говорю!

Бабушка вынырнула из цепкой трясины и ухватилась за дрын.

– Крепче держись! – крикнул дедушка, медленно отползая назад.

Бабушка подумала, что это очень странная смерть – утонуть в трясине. Да ещё с незнакомым дедушкой.

– Слышь, тебя как зовут? – из последних сил прошептала бабушка.
– Не скажу, – из последних сил прошептал дедушка.
– Что, так и утонем, не познакомившись?
– Я тебя вытяну, – пообещал дедушка и с такой силой дёрнул дрын, что трясина не смогла удержать бабушку.
– Ещё на последний автобус успеем, – прошептала бабушка.
– Только если бегом, – кивнул дедушка и помог бабушке подняться.
– Ну, чё стоишь?! Побежали?

Бабушка огляделась, прикинула, в какой стороне остановка, и припустила так, что у дедушки почти не осталось шансов догнать её.

– Стой! – закричал дедушка. – Подожди, я ружьё заберу!
– Если не успеем, на такси все деньги спустить придётся! – крикнула в ответ бабушка.

Дедушка посмотрел на ружьё, махнул на него рукой и побежал догонять бабушку.

*******

В автобусе они были одни.
Этот факт отчего-то заставил дедушку приобнять бабушку.

– Мы так и не познакомились, – шепнул дедушка бабушке. – Тебя как зовут?
– Не скажу, – кокетливо улыбнулась бабушка.
– Скажешь, куда ты денешься, старая, – дедушка игриво толкнул бабушку в бок.

Бабушка положила ему на плечо голову.

– В баню бы тебя, а то простынешь. Мокрая, вон, вся, – дедушка крепче обнял бабушку.
– Не простыну, – сказала бабушка.- Я крепкая.

Автобус тихонечко остановился, словно водитель боялся спугнуть бабочку, севшую на капот.
Дедушка вышел первым и подал бабушке руку.

– К тебе пойдём или ко мне? – деловито спросила бабушка.
– Что, так сразу? – смутился дедушка.
– А чего тянуть, – удивилась бабушка. – В наши-то годы…

Дедушка увидел, как водитель автобуса ему подмигнул.

– Сначала в ресторан, а потом ко мне, – решительно сказал дедушка.
– Пыль хочешь в глаза пустить? – строго спросила бабушка.
– Всё лучше, чем когда песок сыплется. Пойдём, утку с яблоками тебе закажу.

Автобус выпустил чёрное облако и уехал.

– А деньги-то у тебя есть, гусар? – спросила бабушка.
– Да навалом у меня денег. Знаешь, я накопил сколько?
– Знаю, – засмеялась бабушка. – Сама почти всю пенсию на карточку складывала. Мало ли что.
– Вот и я – мало ли…
– Только мне, это, переодеться надо. А то я как кикимора болотная. Я быстро, ты подождёшь?
– Подожду, – приосанился дедушка. – Иди, свой марафет наводи.

Бабушка лёгкой походкой направилась к дому.
Дедушка сел на скамейку.
Потом лёг.
Звёзды на небе отчётливо просигналили – сахар упал, надо принимать лекарство…
Но лекарства не было, а бабушка всё не шла – наверное, примеряла платье.

– Так и не познакомились, – выдохнул дедушка и увидел, как бабушка бежит к нему – молодая, лёгкая, в белом платье и босоножках.

Дедушка подумал, что нельзя умирать.
Нельзя обмануть бабушку.

– У него сахар упал! – услышал он крик бабушки и сирену "Скорой".

*******

– Вот тебе, дедушка, и утка с яблоками, – сказала бабушка.

В реанимации не было мужских и женских палат, поэтому они оказались на соседних койках.

– Не понял… – простонал дедушка.
– Чего непонятного. У меня инсульт, у тебя диабетическая кома. И одна утка на двоих, будь она неладна.
– А я говорил! – засмеялся дедушка. – Сразу предупреждал, какая нам утка нужна!
– Дай мне слово, что когда мы поженимся, то деньги тратить будем, а не на "мало ли что" откладывать.
– А мы поженимся? – испугался дедушка.
– А ты думал, поматросил и бросил? Я уже с батюшкой договорилась. Прямо сюда придёт.
– Отпевать? – ещё больше испугался дедушка.
– Венчать, старый ты дуралей!
– Тебя как зовут-то, Николаевна? – простонал дедушка.

Бабушка промолчала.

– Хорош выпендриваться, – рассердился дедушка. – Под венец тащишь, а имя так и не назвала.
– Забыла я, – бабушка отвернулась к стене. – Память после инсульта отшибло.
– Ох, ёлки… Вот интрига-то…
– Ничего, в паспорте потом посмотрим, – успокоила дедушку бабушка. – Слышь, старый, утку придвинь ко мне, а то медсестёр этих не дозовёшься… И выйди, выйди отсюда!

Дедушка встал и вышел, хоть голова и кружилась.
Захотелось удрать – как в школе с контрольной.
Только сил не было.
И окно заперто.
И дверь на замке.
"Придется жениться", – подумал дедушка.

И громко сказал:
– Во, попал!

Ольга Степнова
Joe
Платиновый Пользователь
Постов: 1013
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Женский Страна, город: Russia, Default City
Если я буду такой как все, то кто будет такой как я?
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13395
Re: Почитаем 26/06/2019 22:04 (4 мес., 3 нед. назад) Репутация: 1
vk.com/dzenpub?w=wall-23213239_445361
Дзен
вчера в 21:05
Чарли

Меня зовут Чарли. Я лабрадор. Такой милый кобелёк, который нравится всем. Иногда, правда, мне не нравятся эти самые все – приходится кусать. Берегите жопы. Еще у меня есть хозяйка. Я её люблю, какой бы они ни была и что бы ни вытворяла. Дальше не обсуждается. Люблю, и всё.

Она купила меня щенком. Мне был месяц, а ей – 408 месяцев. Не ищите калькулятор, так и быть, помогу – 34 года. Уже на следующий вечер она сидела на полу нашей двухкомнатной хрущёвки, пила четвёртый по счёту бокал красной гадости, гладила меня и плакала:

– Ну и катись нахер. У меня теперь есть собака, она никогда не предаст. Скажи, Чарли, что во мне не так? Сказал, что готовлю не очень, – пошла на курсы к французскому педриле. Вроде больше не бубнил. Потом до одежды моей докопался, ходишь, говорит, в бесформенных балахонах, похожа на мешок с картошкой, рядом стоять стыдно. Сменила весь гардероб, хорошо ещё, помогли мама с бабушкой – много вещей своих отдали. Вообще перестал на меня смотреть. Потом намекнул на секс, типа у нас уныло, а в кино по-другому, люди с душой и профессионализмом подходят к процессу. Какие такие кина? Я два месяца в ютубе изучала ролики про минет, на бананах едва не разорилась. Опять бабушка помогла – принесла два ведра кукурузы. Все для него. А он ушёл, сука. Чарли, ты у меня один-единственный. Не бросай никогда, ладно?

Я посмотрел в зарёванные глаза и лизнул её щёку. Что мне оставалось делать? Это сейчас я могу того хера сожрать запросто вместе со шляпой и ботинками, а от щенка много ли толку. Она обняла меня, и мы уснули. Говорю же, во всем виновата красная гадость.

Пропорционально размеру моих луж на полу нашей хрущёвки рос и я. Она заботилась обо мне. Видно, всю имеющуюся энергию вкладывала. Видел я по ящику передачу про пятизвездочные турецкие отели, называются «ол инклюзив». В тот период нашей жизни я наслаждался ультра ол инклюзивом. Кормили от пуза, по субботам – авокадо. А обязанностей никаких: утром проводил хозяйку на работу и жди себе, пока вернётся. Я и ждал (если совсем честно, то спал без задних лап). Потом она возвращалась, целовала меня, кормила фаршем. Мы оба были счастливы. Говорю же, люблю её. Всем сердцем люблю.

А потом в квартире нарисовался какой-то хмырь, вроде коллега с работы. Пришли они после кина, выпили на кухне красной гадости и в спальне закрылись. Судя по звукам, ей понравилось. Ну раз она счастлива, то и я счастлив. Но наутро она впервые за всю нашу совместную жизнь забыла меня покормить. За это ответили ботинки хмыря. Скажем так, их не стало. Хотел и хмыря наказать, но она на него смотрела с такой любовью, что я передумал.

Хмырь оказался нормальным мужиком, мясо мне приносил. Ботинки, правда, прятал в холодильник. Что странно, он навещал нас только в обеденное время, ну и ночевал иногда. Вечерами хозяйка не отлипала от телефона, с ним, похоже, переписывалась. И становилась всё грустнее. По выходным совсем труба: сидит и смотрит на телефон, а он не звонит, кошка драная. На очередном напольном вечернем заседании с красной гадостью она меня гладила и говорила:

– Эх, Чарли, ну почему все так? Он женат. Один нормальный, понимающий человек попался, и тот, блин, с приданым. Думала в его компании дух перевести. Перевела, ага. Каждый его лайк в инсте отслеживаю, с телефона не слезаю. Я ведь лучше его жены, Чарли. Вот, посмотри на груди мои, это ж подарок судьбы. Дожила, собаке грудь показываю. Скоро праздники новогодние, и мы с тобой опять одни.

Она тихо заплакала. Ну всё, пиздец тебе, хмырь. Добегался, параллельный ты мой. Она меня обняла, а я рычал от ненависти.

На следующий день, когда он явился на очередной обед в костюме, костюма лишился тоже. Как только ушёл в её комнату, я приступил к работе. За каждую её слезу, сука, ответит. Скоро от костюма остались рожки да ножки. Повезло, нашёл на полу два телефона на зарядке – его и её. Сгрыз оба. Нехуй в эту штуку пялиться и плакать потом ночами.

Хмырь вышел из спальни в её халате, увидел, что кроме халата надеть теперь нечего и телефона нет, принялся меня хлестать поводком. Она закричала, хотела меня защитить. Хмырь её оттолкнул, сгрёб меня в охапку, спустился к машине и запихнул в багажник. Я думал, топить везут, прикидывал, как на него накинусь, когда из машины вылезет. Но хмырь притащил меня в какую-то клинику. В клетку посадили, вкололи что-то, тут мои силы и закончились. Когда проснулся, чужая тётка меня гладила прямо через прутья клетки и говорила в телефон:

– Что за люди, заведут собаку, наиграются, и всё, не нужна. Привезут, тысячу сунут – усыпляй, дорогая. Ладно, я тебе перезвоню.

Тётка подсела поближе. Одной рукой гладит, а второй шприцем в бок целит. Я не тупой, я всё понял. Только хозяйку жалко, как она без меня? Троекратное гав, гав, гав! Ну пока, мир.

Вдруг двери открылись, и она сама вбежала, вся зарёванная.

– Стойте! Нет, не надо! Я нашла тебя, нашла!

Тётка остановилась и заворчала, что всё равно не вернёт тысячу, но нам не до неё было. Хозяйка бросилась ко мне, а я – к ней.

– Чарли, я все клиники объездила! Прости меня, прости! Слышишь?

Говорят, что собаки не плачут. Пиздёж. Вот тогда я плакал, один раз. Только никому не рассказывайте. Мы вернулись домой и уснули.

***

Потом хозяйку уволили, это хмырь постарался. Из моего рациона пропало мясо, пришлось сидеть на кашах. Стал пассивным вегетарианцем. Но она не сдавалась. Мы с ней начали бегать по утрам. В основном, конечно, я бежал, а она всё больше берёзками любовалась. Немного отдышится – и до следующей берёзки. Пару месяцев прошло, и ничего, резвее побежала. Красную гадость почти перестала пить. Только с бабушкой, когда та приносила кукурузу и старые юбки.

Ещё хозяйка пошла учиться – туда, куда давно хотела. Цветочки в букеты собирать. Я ей намекал, чтобы то же самое, только с мясом. Мясной букет – это лучшее, что есть на земле. Но раз хозяйка предпочитает цветочки, значит, я тоже. Всю нашу хрущёвку завалила букетами и сказала:

– Если мне никто не дарит цветов, значит, сама буду составлять красивые букеты и дарить другим.

Я намёк понял и на следующей пробежке принёс выдранный с корнем лопух – большой и зелёный. Хозяйка презент оценила, обняла меня, поцеловала.
Сентиментальная. Вскоре её взяли на работу в цветочный магазин, чему она была рада, а я ещё больше. Во-первых, всё цветочное барахло переехало по месту службы. Наша хрущёвка снова на квартиру стала похожа, а не на стог сена. Во-вторых, в мой рацион вернулось мясо.

Через два года к нам пришёл Серёга. Вроде холодильник чинил, а потом остался. Серёга классный. Он её не обижает, наоборот, она с ним смеётся постоянно. Недавно появился ещё один Серёга, совсем маленький. Хозяйка попросила его тоже охранять и любить. Сделаем. По-другому никак, я же собака.

(c) Александр Бессонов
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Последнее редактирование: 26.06.2019 22:05 Редактировал Aleks.
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13408
Re: Почитаем 09/07/2019 13:54 (4 мес., 1 нед. назад) Репутация: 1
Юмор Шрёдингера
6 июл 2019 в 9:00
vk.com/humor_schrodinger?w=wall-58737741_165945

— Молодой человек, передайте за проезд, пожалуйста, — сказала мне женщина с маленьким ребенком на руках, протягивая три монетки.
— Что? – переспросил я, не особо понимая, что происходит.
— Деньги, молодой... ах, ладно. Женщина! Возьмите вот еще!
Мать вытянула руку подальше и вручила деньги кондуктору. Та оценивающе посмотрела на нее и на ребенка, затем сказала:
— Мальчику сколько лет?
— Четыре. Да, Игорек? – обратилась мама, улыбаясь. Мальчик кивнул.
Кондукторша оторвала от ленты два билета и повернулась ко мне.
— Платите, молодой человек.
— Сколько? – спросил я, подняв глаза на эту полную женщину.
— Пятнадцать, — ответил мне голос откуда-то справа. Я повернул голову.
Там сидел парень, примерно мне ровесник, лет двадцати трех или двадцати пяти в темных очках, с длинной челкой, зачесанной набок, в длинных джинсах, широкой спортивной куртке, в которую могла бы вся Земля влезть, и кепке. Вид такой, прямо сказать, гопнический. Он закурил. Я ожидал, что ему скажут привычное: «В общественном транспорте не курят! Вы не видите, здесь ребенок!», — но ничего не последовало.
— Пятнадцать? – переспросил я.
Парень выпустил колечко дыма и кивнул головой.
— Ага.
Я полез в карман. Нащупав там всего две монетки, я искренне надеялся, чтобы они были по десять и пять рублей, но увы: десять и два.
— У меня... у меня только двенадцать.
Кондукторша возмущенно посмотрела на меня.
— Как это только двенадцать? Куда Вы дели еще три? Ищите! Ищите, а то билет не дам! Придет контролер и ссадит Вас, не будет Вам покоя!..
— Тише, тише, мать, — произнес мой сосед, залезая в карман своей необъятной куртки и доставая оттуда заветных три рубля. – Держи. Считай, что он сам расплатился.
Она, сощурившись, грозно глянула на попутчика, но затем успокоилась и пошла дальше по салону автобуса. Парень протянул мне руку.
— Иннокентий, — сказал он, шмыгнув носом.
Я чуть поморщился, но ответил на его рукопожатие.
— Саша.
— Санька, значит... – произнес он. – Ну будем знакомы.
— Да...
В воздухе повисла неловкая пауза. Надо сказать, я вообще не сторонник случайных знакомств, тем более с такими «слишком выбивающимися» людьми.
— А что с тобой случилось? – вдруг спросил он.
— Со мной? Случилось? Ничего со мной не случилось.
— Ну!.. – взвыл он. – Не происходило ли с тобой сегодня что-то странное? Не падал, там... иголки не глотал?..
— Все в порядке? – справился я. Он не в своем уме?
— Да в своем я уме, в своем! – прокричал он. – Да, я слышу твои мысли. Не смотри на меня, как баран на новые ворота!
Он внезапно вскочил, а затем так же резко сел. Я вдруг начал понимать, о чем он говорит.
— Э-э-э... ну... я шел к остановке, вдруг на меня выехала машина, чуть не сбила, но я успел отскочить и пошел дальше.
— А-а-а, — протянул он и расслабился. – Так вот в чем дело.
— Что? О чем речь?
— Ты умер, Санька. Как ни прискорбно и ни странно говорить, но ты умер. Тебя машина сбила. А сейчас я разговариваю с твоей душой. Ты думаешь, что ты жив, но на самом деле то, как ты увернулся от машины – галлюцинация.
Сказать, что я удивился – ничего не сказать. Умер? Душа? Что?
— Нет, это не бред, поверь мне! – воскликнул он и, нагнувшись к моему уху, прошептал: — Скажу тебе по секрету, здесь все мертвые.
Если бы я что-то пил или ел, я бы уже давно этим подавился. Пока я переваривал в голове то, что только что услышал, Кеша выпускал одно колечко дыма за другим.
— И что?.. Прям все-все мертвые?.. – едва слышно прошептал я.
— Прям все-все, — согласился он.
— Эх...
Я перевел взгляд на сидящих рядом женщину и четырехлетнего Игорька.
— И они?.. – прозвучал мой голос, и я, мотнув головой, указал на них.
— И они, — грустно произнес Кеша. – Жаль, конечно, но...
— Но что?
— Но только она сама это сделала. У нее долги, обязательства, тяжко ей. А сынок у нее один из всех остался. Терять нечего. Решила и на себя, и сразу на сынка руки положить.
Я бросил взгляд на несчастную женщину. И правда, изрезанные руки тряслись, лицо, покрытое маленькими пятнами, чем-то походило на звериное. Вдруг ее взор, дикий, посмотрел на меня. И не увидел. Рассеянное внимание, ничего не замечает.
А маленький мальчик сидел у нее на руках и играл с какой-то крошечной синей машинкой. Эх, бедное дитя. В чем же ты виновато?!..
— Ни в чем, — тут же поступил ответ. – А вот его мамаша за убийство невинного ребенка здорово поплатится. Спроси ее, какой номер ее остановки.
— Женщина?..
Я дернул ее за руку. Резко рассеянный взгляд стал четко сфокусированным.
— Что Вам, молодой человек?
— Вы на какой остановке выходите? Кажется, приедем скоро.
— О, можете не беспокоиться. Мне еще долго ехать. Моя остановка — А-19, если Вам так интересно.
Я отвернулся, а женщина вновь уставилась в окно.
— Вишь? – спросил Кеша. – А-19! Расшифровывается, как девятнадцатый вход в Ад.
Меня передернуло.
— Ад? То есть мы едем в Ад? И я туда же?..
Как-то искренне мне не хотелось в Ад.
— Да ладно тебе, расслабься. Это она едет в тот самый Ад, где страшные муки, терзания, и все такое. А, например, ее сынишка едет на остановку Р-15.
— Рай, пятнадцать?
— Именно! Всего входов и в Рай, и в Ад двадцать. Чем старше номер, тем или лучше, или страшнее, соответственно. Но, как правило, в Ады с тринадцатого по двадцатый самые отпетые попадают. Не боись!
— А я куда?..
— А ты...
Он взял билетик из моей руки и сказал:
— Смотри же, черным по белому: Р-3 с пересадкой на А-1.
Иннокентий посмотрел на меня так, будто рассказал, сколько букв в алфавите. Т.е. будто ничего сложного в его речи не прозвучало.
— И?.. – спросил я.
— И, и... Что и? Сначала в первый вход в Ад, помучаешься, что тогда соседку свою, Матрону Дмитриевну, старой каргой назвал, и отправишься в свой Рай.
Я стал возмущаться по поводу того, что Матрона Дмитриевна и правда была женщина немолодая и сварливая, и вполне заслуживала такого именования, но фраза «Небесному суду виднее!» остановила все мои порывы.
— Да ты не переживай, — начал Кеша, — не один ты здесь сразу в два пункта едешь!
Он небрежно указал пальцем на мужчину лет сорока, низкого, невзрачного, с толстыми линзами в очках, на коленях у которого стоял портфель. Мужчина то и дело поглядывал на часы.
— Видишь его? Угадай с трех раз, куда торопится?
— На работу?
— Именно. Офисный клерк. Сидит и думает, — в этот момент едва заметный шепот мужчины и слова Кеши стали звучать в унисон, — «И почему этот автобус едет так медленно? Нельзя ли побыстрее, уважаемый? Так. Отчеты взял? Взял, да. Сам собирал. Ах. Эх. А планиро... Взял, да. А?.. Да, и его тоже. И почему так долго? Я опаздываю на совещание! И почему мне никто не звонит? А что, если... Да нет, не может быть, я все тщательно спланировал. А вдруг... Вдруг они поняли, куда пропали те пятьдесят тысяч? А вдруг кто поймет, откуда у меня вдруг деньги появились? А вдруг?..
И вся голова клерка была занята подобными мыслями.
— Своровал, поэтому тоже в Ад, — вынес вердикт Кеша. — Но пошибче, чем у тебя будет, уже не первый вход, а пятый. Посерьезнее. А потом отмучается, и тоже в Рай. Скудный Рай первой степени. Будет вновь сидеть на работе своей, в Раю. Ему ведь не нужно ничего другого, у него ничего и нет. Жены нет, детей нет... А мама ему уже и так надоела, не для Рая она. А, да, и за надоедание тоже помучается в Раю наш мужичок.
Я усмехнулся. Почему-то меня вдруг разобрало безумное любопытство.
— А как он умер?
— Он? А... Да на него кирпич упал из окна. Путь хотел срезать, пошел через стройку. Там на него и... Хоть смерть оригинальная, да. Ведь скучный он до ужаса.
Кеша оказался удивительно циничным. Глядя на него, невозможно было сказать, что этот «гопник» мог так рассуждать и выносить приговоры.
Вдруг парень встал, открыл форточку, выкинул туда окурок своей сигары и присел назад.
— Кеша, — тихо сказал я.
— Чего тебе?
— А расскажи еще про кого-нибудь!
— Весело тебе?
— Ну... так... интересно...
— Ну, чтобы особенно над чужими смертями не смеялся, вон, — он показал рукой на другого молодого человека, усердно что-то набиравшего на телефоне, — смотри. Видишь?
— Тот, что с телефоном?
— Да, он самый.
Я перевел взгляд с парня на Кешу и обратно.
— В отличие от клерка, по этому пареньку немало слез-то прольется. Видишь, он набирает что-то? С девушкой своей переписывается...
— Я не знал, что тут есть связь, — промямлил я.
— А ее и нет. А интернет с перебоями, да ловит. Знаешь, почему? Потому что ему еще рано умирать.
— Че-т как-то... нелогично... – смутился я.
— Ну смотри: с тобой все понятно, тебя машина сбила. Не растяпивай глазенки, ежу понятно, что машина сбила. А он... А он в поезде сейчас. Через пару минут поезд с рельс сойдет. Паренек появился здесь, как только в поезд сел. Тогда, когда гибель стала неизбежна. А пока он еще в поезде, там даже ловит что-то, некие остатки интернета и связи.
Вдруг парень вскочил на ноги и вытянул руку вверх.
— Вишь? – продолжил Кеша. – Поезд сошел. Пропала связь. Не дождется она...
— Она?
— Паренек-то к даме своей ехал. Да вот не доехал...
— И что теперь?
— Что, что... Все просто. Или она появится здесь через несколько часов, или через несколько лет. Вслед за ним, или жизнь проживет. Прозаично, не правда ли?
Я несмело кивнул.
Вдруг автобус остановился.
— Смотри, ща мясо будет, — восторженно воскликнул Кеша.
Меня удивила его фраза и «прошаренность», но ничего говорить я не стал.
В салон автобуса вошла еще одна женщина, лет пятидесяти-пятидесяти пяти.
— Билетики предъявляем, — произнесла она.
— Кто это? – спросил я.
— Контролер! Проверяет, всем ли соответствуют их билеты.
В этот момент контролер подошла к молоденькой девушке, лет семнадцати, не больше. Огромная копна седых волос девушки была увенчана небольшими кошачьими ушками.
— Смотри на нее, смотри! – воскликнул Кеша, с упоением наблюдавший за всем происходящим.
Женщина посмотрела на девушку.
— Мадемуазеля, — произнесла она. – Поднимите голову вашу!
Девушка подняла большие глаза. Линзы делали их еще больше, кольцо в губах придавало какой-то поражающий вид.
— Встаньте, мадемуазеля.
Девушка встала с сиденья, вышла в проход.
— Смотри, картинка! Берцы, колготки в сетку, цепи, кожа, миниюбка, майка с вырезом до середины живота!.. Ух!.. Люблю, когда такие попадаются. Редкий случай!
Я стал так же внимательно смотреть за действиями двоих. Женщина смерила презрительным взглядом девушку, вырвала из ее рук билет, где красовалось «Ад-2, Рай-2».
— Девушка, Вам не положено в Рай. Вас не пустят.
— Что? В смысле?
— Вид неподходящий!
Женщина достала из сумки печать, дыхнула на нее и прижала к билетику, после чего спокойно пошла дальше.
— И?.. Что теперь?.. – не понимал я.
— И теперь у нее написано на билетике «Аннулировано». То есть будут переопределять ее судьбу. Вид, конечно, странный фактор, но это Рай, туда в таком образе не пустят.
Я хмыкнул. Даже здесь униформа.
Медленно, одного за другим, контролерша проверила у всех билетики. Мой отчего-то тоже вызвал у нее вопрос, но, глянув на Кешу, она кивнула и вернула мне бумажонку назад неизменной.
В конце концов проверены были все. Кроме Иннокентия. Остановившись на какой-то неведомой остановке, автобус отпустил контролера в свободное плавание. А мой сосед так и остался непроверенным.
— А почему она на тебя не стала смотреть?
— А что ей проверять меня? Я здесь не первый раз.
— Как это? – удивился я.
— А ты думаешь, откуда я столько знаю про все эти станции, билеты, мысли людские читаю к тому же? Я... как бы тебе объяснить... некто вроде Харона... Провожаю людей в мир иной, так сказать, слежу за порядком. Контролерша и кондуктор – они как куклы. Ходят, чтобы меня не было заметно.
— Они тебя не видят? – я указал рукой на всех сидящих.
— Видят. Но не замечают. А за тебя платить пришлось, вот я и «ожил». Попал в поле зрения.
— Хм, неплохо, неплохо, — усмехнулся я.
— Вот такая профессия. На самом деле, это мама с батей пристроили, я б сам сюда ни за что б не попал.
— А кто твои родители?
Кеша хмыкнул.
— Сам как думаешь? Мама – Сатана, папа – Бог. Все логично.
Он пожал плечами. Вдруг я схватился за голову. Немыслимая боль дробила ее надвое.
— Тихо! Что с тобой?
Кеша подскочил ко мне.
— Что? Голова?
Вдруг он сделал шаг назад в растерянности.
— Неужели? Да ладно? У тебя получилось?
— Что? – проорал я.
Все завертелось перед глазами. «Остановка А-1», — было последним, что я услышал.

***

— Берегись! – прокричал кто-то со спины, когда я едва увернулся от наезжающей машины.
Спасен! Жив! Все-таки получилось! Вот, о чем он говорил!
Я вдруг задрожал, а затем, успокоившись, уверенно пошел дальше.
Смс-ка. От сестры. Она жила в другом городе, чуть ли не в тысяче километров от меня. «Привет, Сашка! Представляешь, ко мне сегодня Вадим приедет! Я так ждала, так ждала! Эх, Санька, я так рада! Лови фотку!». Дальше следовала прикрепленная фотография, где моя сестра была изображена с каким-то молодым человеком. Собственно, секундного размышления хватило, чтобы узнать в нем того самого парня из автобуса, что «должен был ехать на поезде».
«Вызов: Сестра».
— Алло, Катя? Катя! Быстрее! Не спрашивай, зачем или почему! Просто слушай и делай, что говорю! Меняйте бегом билеты на ваш дурацкий поезд! Не спрашивай, откуда знаю про поезд! Просто! Вадим твой не должен на нем ехать! Сама спасибо скажешь! Быстрее!
Через пару минут пришел ответ все той же смс-кой (Катя отчего-то предпочитала общаться именно письмами): «Хорошо. Поменяно. В последнюю минуту. Взял на попозже. Что такое случилось?».
Через час узнаешь, Катя, что же такое случилось. А точнее, случится.

Между тем я быстро подошел к остановке. Толпу усердно расталкивал какой-то маленький невзрачный мужчинка.
— Стойте! Вы! Вы папку забыли! И я знаю, откуда у Вас деньги!
Мужчина остановился и, обернувшись, стал искать источник крика. Думаю, прошло достаточно времени, чтобы кирпич пролетел раньше и не попал ему на голову. Ну и хватит с него. Не найдя кричавшего, мужчина развернулся. Прямо перед его носом захлопнулись двери автобуса.
Но мой путь лежал дальше. «Дойду до следующей остановки, не перетружусь», — думал я и шел дальше.
— Эй, пацан, стой! – окликнул меня сзади кто-то. Я обернулся. Парень с длинной челкой, закинутой набок, в огромной спортивной куртке, джинсах клеш и с темными круглыми очками на носу, двигался ко мне уверенным шагом. Подойдя ко мне, он знакомым голосом спросил:
— Библиотека имени Ленина здесь недалеко?
— Метров триста налево, потом направо и через дом, на углу, будет она, — рассказал я.
— Спасибо, пацан. По-братски выручил! А то уже плутаю тут битый час, все никак не найду.
Я улыбнулся.
А вон и остановка! И автобус, что интересно, сразу подъехал нужный. Я сразу же запрыгнул в него и, провернувшись вокруг поручня, приземлился на сиденье у двери. Вон, спереди сидит та седоволосая...
— Молодой человек, передайте за проезд, пожалуйста, — сказала мне женщина с маленьким ребенком на руках, протягивая три монетки.
— Это вы! Я вас искал! Помните, как бы страшно и тяжело ни было, все можно пережить. Жизнь идет, жизнь меняется. Как бы что ни казалось безвыходным, помните, что выход есть всегда!
Она изумленно посмотрела на меня.
— Передайте... пожалуйста... – пролепетала она, не отрывая от меня глаз. Я передал деньги подошедшему кондуктору и вернул женщине билет.
— Платите, молодой человек, — прозвучал надо мной грозный голос.
— Сколько? – спросил я, подняв глаза на эту полную женщину.
— Пятнадцать.
Я полез в карман. Пять монет: десять, два, два и пара по пятьдесят копеек. В аккурат.
В моей руке очутился маленький кусок бумажки: 237408.
Счастливый.
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13410
Re: Почитаем 09/07/2019 22:36 (4 мес., 1 нед. назад) Репутация: 3
МЯЧИК

Утром он опять ждал, когда хозяин выйдет из избушки, и он сможет к нему подбежать, лизнуть ладонь, подставить морду, дать себя погладить и потрепать за ушами. Хозяин вышел еще затемно. Он дождался своей скупой порции ласки и внимания. Ухо болело, и он взвизгнул от боли, но не убрал голову, не хотел, терпел, ласка была нужнее и заглушала боль. Он любил своего хозяина и был верен ему. Верен на столько, что готов был терпеть все побои и покусы, которые каждый день получал от Серого.
Серый сидел на привязи. Он был крупнее Мячика, старше его и намного сильнее. Но самое главное - Серый был очень злой и терпеть не мог других собак. Нет, он не ревновал Мячика к хозяину и легко переносил то, что Мячик быстрее ищет добычу и лучше разбирается в следах и прочих хитростях зверей и птиц, на которых охотился хозяин. Он просто люто ненавидел всех собак, которые находились рядом с ним, в особенности кобелей. И, если сукам попадало около еды, вещей, или добычи, то кобелей он старался уничтожить везде и всегда. Он так жил. Давно. А Мячик был кобель.
Вечером хозяин надевал на Серого ошейник, боясь за то, что Серый может погрызть ночью случайного охотника, и тот до утра был на привязи у своей конуры, которую хозяин ему давно смастерил на своей таежной избушке. У Мячика наступала передышка. Он мог зализать раны, которые получал днем от Серого и спокойно отлежаться. Мог спокойно съесть заслуженную порцию мяса, или каши из своей чашки. Иначе бы Серый не дал ему подойти к еде. Он съедал еду Мячика и лишь потом съедал свою, а когда Мячик попытался защищать еду, давно уже (тогда он был молодым и считал, что всегда нужно отстаивать свои права и бороться за свою пищу), то Серый его жестоко изгрыз и, схватив за глотку начал душить, пока Мячик не захрипел и хозяин пинками не отогнал Серого. Хозяин считал, что в стае должен быть один лидер - он. Потом Серый. Когда это все поймут, наступит иерархия и в стае само собой наведется порядок. Все встанет на свои места и Серый, подчинив Мячика, перестанет его бить. Но Серый бил. Всегда. Каждый день. С одинаковой жестокостью. Он ненавидел Мячика, хотя Мячик ему во всем подчинялся. Он даже ел вежливо и в сторонке, вежливо и не спеша, не жадно (хотя иногда очень хотелось есть), показывая Серому, что в любой момент готов отдать ему свою пищу. И отдавал.
Когда Мячик, распутывая соболиные следы, находил зверька, он начинал злобно и азартно его облаивать. Так делают все лайки, когда находят добычу, и он делал так же, пока не подбегал Серый. Потом он отбегал в сторону и оттуда повизгивал, не выпуская зверька из виду наблюдал, как хозяин в него стрелял, или выгонял из колодины, а Серый его подавал хозяину. Если соболю удавалось перескочить на другое дерево, или прорваться на свободу из колодины, или каменных россыпей, Мячик его преследовал и легко находил, загнав в новую засаду. Врожденный инстинкт охотничьей собаки побеждал страх быть избитым и покусанным Серым. Ему очень хотелось самому поймать зверька и придушить его, он знал, как это делать, хотелось самому отдать хозяину, самому получить заработанную похвалу. Но было нельзя. Раньше он пытался так поступать и быть покусан Серым. Он скулил и бросал зверька, отбегал, тряся покусанной головой, или поджимая побитые лапы. Однажды Мячик схватил еще живого соболя, когда Серый был совсем рядом. Соболь вцепился Мячику в мочку носа, так бывает иногда, а Мячик продолжал сжимать клыки и задушил бы зверька, но Серый сбил Мячика в ручей и принялся его кусать и трепать. Инстинкт подсказывал, что нельзя отпускать соболя и Мячик продолжал его держать и держать. Он ждал, а Серый тем временем душил его за шею. Когда подоспел хозяин и отобрал сначала соболя, а потом отогнал пинками Серого, Мячик лежал в ручье, и у него не было сил даже подняться. В тот день Мячик больше не охотился. Вот тогда он и научился бросать добычу и убегать, когда подбегал Серый. Он бросал и отбегал, садился и смотрел на хозяина, ждал, может быть подзовет, может быть отгонит Серого - своего мучителя. Но хозяин так не делал, или не хотел, или считал лишними эти условности, или было просто некогда. Ведь охотничий день зимой так короток, не до ласк. И Мячик понимал. Убегал в поиск и начинал работать с новой силой. Он же не просто так носил свое имя, веселый и быстрый, умный и добрый, он почти никогда не уставал от работы в тайге. Она была ему знакома и была его домом. Он в тайге никого не боялся. Когда медведь выскочил из берлоги и Серый, не успев увернуться, попал в лапы косолапому, Мячик вцепился ему в ляжку и так рванул, что косолапый заревел и Серый успел выбраться из его когтей. А потом они устроили с Серым медведю такой хоровод, что хозяин легко смог с ним расправиться. После этого Мячик подумал, что теперь они с Серым станут друзьями, но нет. Серый продолжал его драть. Мячик не боялся медведя и росомаху, не боялся рысь и барсука, он боялся только Серого, своего жестокого мучителя.
Лучшие часы жизни у Мячика были ночью и тогда, когда он вставал на след крупного и опасного зверя. Тогда они с Серым его преследовали и Мячик был счастлив. Они работали вместе. Он умело и быстро помогал злобному Серому поставить марала на отстой, а потом звонко подзывал хозяина, давая ему понять, где зверь. Ведь Серого было плохо слышно, у него был хриплый голос. Серый держал зверя, а Мячик сообщал тайге и хозяину об очередной удаче. Потом снова наступал ад. Мячику не доставалось мяса пока Серый не ложился, наевшись до отвала. Потом Мячик украдкой подбирал брошенные кусочки, озираясь и не упуская из виду Серого. Мало ли? А так хотелось потрепать добычу и подрать из нее шерсть. Ведь это была и его добыча. Но ему этого делать было нельзя. Можно было, но только тогда, когда зверь защищался и был еще опасен. А потом уже нельзя. Потом Серый становился хозяином добычи, он был сильнее.
Однажды, когда их привезли на поводках, Мячик увидел большую черную с желтыми пятнами над глазами и груди собаку. Она была такой же большой, как Серый и уже взрослой. Они долго преследовали раненого медведя и втроем удерживали его в горельнике, пока не подоспели охотники. Когда зверь был добыт и Серый попытался установить власть над добычей, у него не вышло. Большой черный кобель не подчинился, и они сцепились. Инстинкт подсказал Мячику, что нужно помогать Серому, они же были из одной стаи, и Мячик напал на чужака. Неизвестно, чем бы все закончилось тогда, если бы хозяин пинком не откинул Мячика. А потом они разняли собак и остановили драку в которой Серому было не устоять. Мячика тогда не похвалили. А Серый стал еще злее.
День шел за днем, снега становилось все больше и больше, а Мячику становилось все труднее и труднее. Он был вынужден убегать с натоптанной тропы, чтобы Серый не схватил его за покусанные уши. Они болели. Продираясь по колючим кустарникам и выслеживая добычу, он не давал им зажить, раздирая их вновь. Снова и снова. Они болели. На привале, когда хозяин обтаптывал снег и садился отдыхать, Серый ложился рядом. Мячик уходил в глубокий снег и долго кружился на одном месте. Потом ложился и отдыхал, выдирая из подушек лап набившийся и смерзшийся в ледышки снег. Лапы начинали болеть. Ему было нельзя подходить. Чем больше становилось снега, тем сильнее начинал уставать Мячик. Он был меньше Серого и ему было труднее преодолевать глубокий снег, который едва не доходил ему до груди. Не всегда уже можно было убежать от Серого. А страсть заставляла его искать. Врожденный инстинкт, который достался ему от родителей, вел его в поиск, потом по следу за новой добычей. И так каждый день. Инстинкт заставлял не упускать зверька, но в глубоком снегу Мячик стал чаще попадаться Серому в лапы.
Вечером Мячик зализывал новые раны и давал отдохнуть старым. Ему снился двор, в котором он рос и теплое логово в котором он родился. Снилось детство, еще совсем недалекое, щенячье детство. Снилось, что он спит и во сне вздрагивает, а дочка хозяина берет его на руки и гладит. Ему нравилось это и он, сонный, лизнув ее в нос, снова засыпал. А еще ему снилось, что хозяин отдал ненавистного Серого, а себе взял того, черного с желтыми пятнами над глазами и желтыми подпалинами на груди, пса. Ведь он его не драл тогда, когда они вместе добыли медведя. Серого посадили на привязь, и они остались вдвоем. Вместе ели мясо, а ночью спали рядом, согревая друг друга спинами под еловыми лапами. Они почти подружились и могли бы вместе охотиться. Мячик хотел такого друга. Он во сне улыбался, собаки умеют улыбаться во сне.
Утром хозяин вышел еще затемно, но его не встретила собака. Не подбежала и не лизнула преданно руку. Не положила лапы на пояс и не заглянула преданно в глаза в ожидании ласки. Не позвала на охоту, не требуя ничего взамен. Может быть, только чуточку похвалы и благодарности, самую малость.
Следы Мячика видели на дороге, которая вела в поселок, но в поселок он не пришел. Говорили, что нашего маленького героя взял к себе охотник, у которого уже была большая черная собака с желтыми пятнами над глазами и на груди.

(с) Сергей Шиянов
Walker
Продвинутый Пользователь
Постов: 53
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Дата рождения: 09/12
Последнее редактирование: 09.07.2019 22:44 Редактировал Walker.
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13417
Re: Почитаем 10/07/2019 13:22 (4 мес., 1 нед. назад) Репутация: 1
Дзен
вчера в 22:06
vk.com/dzenpub?w=wall-23213239_446298

Почему добрые поступки обязательно вернутся?

Однажды в квартире у молодой женщины расцвел кактус. До этого он 4 года торчал на подоконнике, похожий на хмурого и небритого дворника, и вдруг такой сюрприз. Странно, что меня считают злобной бездушной стервой, — подумала женщина. Это все неправда, у бездушных и злых кактусы не цветут.
В приятных думах о цветущем кактусе она случайно наступила на ногу мрачному мужчине в метро. На его замечание она не заорала как обычно с оскорбленным видом: «Ах, если уж вы такой барин, то ездите на такси!», — а улыбнулась:
— Не сердитесь на меня, пожалуйста, мне не за что держаться, если хотите — наступите мне тоже на ногу и будем квиты.
Мрачный мужчина проглотил то, что собирался озвучить по ее поводу. Потом вышел на своей станции и, покупая газету, вместо того, чтобы нахамить продавщице, запутавшейся с подсчетом сдачи, обозвав ее тупой коровой, сказал ей:
— Ничего страшного, пересчитайте еще раз, я тоже с утра пораньше не силен в математике.
Продавщица, не ожидавшая такого ответа, расчувствовалась и отдала бесплатно два старых журнала и целую кипу старых газет пенсионеру — постоянному покупателю, который очень любил читать прессу, но приобретал каждый день только одну газету подешевле. Конечно, нераспроданный товар полагалось списывать, но любые правила можно обойти.
Довольный старик пошел домой с охапкой газет и журналов. Встретив соседку с верхнего этажа, он не устроил ей ежедневный скандал на тему: «ваш ребенок как слон топает по квартире и мешает отдыхать, воспитывать надо лучше», а посмотрел и удивился:
— Как дочка-то ваша выросла. Никак не пойму, на кого похожа больше на вас или на отца, но точно красавицей будет, у меня глаз наметанный.
Соседка отвела ребенка в сад, пришла на работу в регистратуру и не стала кричать на бестолковую бабку, записавшуюся на прием к врачу на вчерашний день, но пришедшую сегодня, а произнесла:
— Да ладно, не расстраивайтесь, я тоже иногда забываю свои дела. Вы посидите минутку, а я уточню у врача, вдруг он сможет вас принять.
Бабка, попав на прием, не стала требовать выписать ей очень действенное, но недорогое лекарство, которое может мгновенно помочь вылечить болезнь, угрожая в случае отказа написать жалобы все инстанции вплоть до Страсбургского суда по правам человека, а вздохнула и сказала: — «Я же не совсем еще из ума выжила, понимаю, что старость не лечится, но вы меня, доктор, простите, что таскаюсь к вам постоянно как на работу».
А доктор, направляясь вечером домой, вдруг вспомнил бабку и пожалел ее. Он вдруг подумал, что жизнь в ее привычной суете летит мимо, и, поддавшись внезапному порыву, остановился у ближайшего супермаркета, купил букет цветов, торт с кремовыми розами и поехал совсем в другую сторону. Подъехал к дому, поднялся на третий этаж и постучал в дверь.
— Я тут подумал, ну зачем мы все делим, словно дети, играющие в песочнице. Я вот тебе торт купил, только я на него нечаянно положил свой портфель и он помялся. Но это нестрашно, на вкусовые качества ведь не повлияет. Я еще купил тебе цветы, только они тоже немного помялись этим же портфелем. Но может быть отойдут?
— Обязательно отойдут, — ответила женщина, — мы их реанимируем. А у меня новость. Ты только представь, я сегодня проснулась, смотрю на окошко, а у меня кактус расцвел. Видишь?
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13447
Re: Почитаем 29/07/2019 21:27 (3 мес., 2 нед. назад) Репутация: 1
Дзен
час назад
vk.com/dzenpub?w=wall-23213239_447711

Диккeнс критиковaл свою жену — она слишком полная. Оттого, что ест мнoго жирной пищи и все на дивaне лежит. Она глупaя и не о чем разговаривать. Детям мало внимaния уделяет. И с психикой у неё неладно; припaдки рeвности и слезы на ровном мeсте. И великий, мой любимый писaтель написал публичное письмо о своeй жене — с критикой. И читaтели сочувствовали гению. А я весь день думаю: нeмудрено рaстолстеть, если за 12 лет родишь 10 детей. Троих похоронишь. Будeшь тут лежать на диване без сил. И трудно десятерым детям, мужу, родствeнникам и гостям удeлить много внимaния… И покажешься глупой и нeуклюжей, хотя вот в Америку на стрaшном пароходе она с мужем плaвала; и детей храбро рожала. И с психикой — и мы бы заплaкали, если бы по ошибке домой достaвили браслет, который муж купил юной aктрисе… В этой актрисе и было все дело — жена постарела и рaсплылась. А девушке было 18 лет. Вот и все. Не в жене было дело. Опостылела она, а рaзвод не привeтствовался. И Диккенс прикaзал заложить кирпичом проход на свою половину спальни — нecколько демонстративно, мягко говоря. И эта толстая, глупая и нeнормальная жена встала, надела шляпку и нaвсегда уехала из дому. Чтобы не унижаться. Не слушaть критику и не читaть её в журналах. И детей ей не отдали. Так она и прожила остaток жизни одна. И, когда писaтель умер, только и попросила — опубликуйте письма, которые мне Чaрльз писал в юности. Пожалуйста! Пусть все знают, что он любил мeня; а я была стройной, весёлой, остроумной… Но даже это не сделали. И критика — это когда нас не любят, вот что я думаю. И хотят избавиться. Но не признaются в этом даже себе. И лучше надеть шляпку и уйти — как сделала эта смeлая и благородная жeнщина…

Анна Кирьянова
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
ВверхСтраница: 1...34353637383940...42
Main page Contacts Search Contacts Search