Девушка из нагасаки



 

 

 

Благодарность автору

Webmoney Yandex
Project mini server

Сообщения

Вы не авторизованы.

Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.    Забыли пароль?
ВнизСтраница: 1...3536373839404142
Сообщения темы: Почитаем
#13507
Re: Почитаем 20/09/2019 06:35 (1 мес., 3 нед. назад) Репутация: 50
Хороший рассказ!
Gemma
Продвинутый Пользователь
Постов: 64
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13509
Re: Почитаем 20/09/2019 17:04 (1 мес., 3 нед. назад) Репутация: 7
История Чехова еще раз подтверждает истину, что творчество таки стоит отделять от личности автора
О Герасиме душевная история Предлагаю еще немного про любовь.

***

Однажды моя подруга Юля влюбилась.
Вернее — полюбила.
Избранник — загляденье. Красив, умен, строен, золотые руки, тонкое чувство юмора и — капелька мистики — чем-то похож на ее любимого папу.
И хотелось уже вить гнездо, кормить мужа борщами и вот это всё.
Однако, по иронии судьбы, мужчина попался не из таких.
Что может быть скучнее семейной жизни!.. Владимир не рвался жениться в целом и на Юле в частности.
«Ему это всё вообще не нужно. Он даже в гости ко мне идти отказывается! А я… Я ему даже тапочки купила. Стоят в прихожей…» — всхлипывала Юля.
Видимо, когда женщина так мечтает о муже, что уже и тапочки приготовила, в них рано или поздно кто-то заводится…
Словом, однажды Владимир провожал Юлю в благостном настроении и неожиданно согласился зайти на полчасика.
Надо заметить, она тогда жила в петербургской коммуналке, где лично ей принадлежала всего одна комната.
Юля с восторгом предложила Вове уютные новенькие тапочки, проводила в комнату, усадила на диван перед телевизором, а сама отправилась в общую кухню, дабы сразить любимого кулинарным талантом.
В качестве тяжелой артиллерии была выбрана жареная картошечка. Во-первых, она удавалась Юле великолепно, во-вторых, Юлин папа обожал это блюдо в исполнении Юлиной мамы, а главное — быстро! За эти полчаса Вова должен ощутить, как прекрасна семейная жизнь в целом и с Юлей в частности.
Работа спорилась, масло уже шкварчало на сковородке, нож стучал по доске, из-под него вылетали длинные ломтики картошки, как вдруг — бац, лезвие по пальцу!
Юля зажмурилась от боли.
А открыла глаза — прямо на белые ломтики кровища алая хлещет, словно вместо пальца — краник. Крови Юля боялась с детства, а от большого количества крови сразу падала в обморок.
Позабыв про сковородку и всё на свете, она стиснула рану и побежала за аптечкой. В голове звенела одна мысль — остановить кровь!
Ворвавшись в комнату, Юля скользнула отрешенным и даже равнодушным взглядом по мужчине мечты, восседающем на диване, бросилась к шкафу и принялась рыться в аптечке.
Внезапно всё поплыло и стало ватным.
Она поняла, что теряет сознание, и кинулась к окну.
Рванула шпингалеты на больших старинных рамах и высунулась на улицу.
Холод немного прояснил голову, и Юля вспомнила о сковородке на огне.
Захлопнула окно и снова побежала в кухню.
Однако, едва переступив порог комнаты, таки потеряла сознание.

Теперь представьте всё это глазами Вовы.
Сидит он, значит.
Никого не трогает.
Ждет.
Ему велели наслаждаться просмотром телепередач и пообещали в скором времени какой-то сюрприз.
И вот — дверь с грохотом распахивается и появляется гостеприимная хозяйка — с горящим, но каким-то отстраненным взглядом.
Опять же надо заметить, Юля — девушка эффектная, в том смысле, что мамина стряпня способствовала обретению аппетитной упитанности и эффектных форм. Словом, костями Юля никогда не гремела. И движения у нее неспешные, размеренные.
И вот эта спокойная, на первый взгляд, девушка влетает в комнату, топ-топ-топ — бежит от двери к шкафу и начинает в нем темпераментно рыться.
Вова с любопытством отрывается от телевизора.
А Юля — тот-топ-топ — пробегает перед его носом от шкафа к окну, громыхает рамами и по пояс вывешивается во двор-колодец.
Она проделывает это с таким рвением, словно собирается сигануть вниз.
Вова в тревоге привстает по направлению к окну — мало ли что на уме у этих загадочных женщин…
А Юля снова — топ-топ-топ — пробегает перед его носом от окна к двери, но, едва выскочив в коридор, — останавливается и, словно в замедленной съемке, падает обратно в комнату.
Столбом.
На спину.
При этом ноги остаются торчать по пояс в общем коридоре, а, так сказать, бюст — на своей территории.
Вова в испуге бросается к ней:
— Юля, что случилось? Что с вами, Юля?
(Такие у них тогда были высокие отношения — на "вы".)
Он трясет бесчувственное тело и тут с изумлением замечает, что его руки — в крови.
Как в том анекдоте: «Я убил ее. И съел».
Оказалось, крови вокруг много. Особенно на Юле.
И откуда-то взялся дым — только пожара не хватает!
Тут Вова понимает, что сию минуту могут появиться соседи.
И как выглядит картина их глазами?
Тихая соседка вдруг привела какого-то типа, и вот она лежит на полу окровавленная, а коварный незнакомец подозрительно склонился сверху…
Вова пытается как-то приобнять весьма не хрупкую Юлю в районе выдающегося бюста, чтобы для начала занести ее в комнату, а там уж вызывать «скорую» и прочее. Однако, сколько ни обнимается, ничего не выходит.
Медлить нельзя.
Чувствуя себя законченным маньяком, в клубах дыма он хватает ее за руки и волоком затаскивает в комнату, оставляя на полу в коридоре длинные кровавые следы.
Ноги теперь по эту сторону. Уф. Можно захлопнуть дверь.
Потом, как в настоящих любовных романах, герой во всем разобрался и спас героиню.
«Как ты вообще дожила до встречи со мной?» — недоумевал Вова, когда Юля пришла в себя.
Картошки в тот вечер он так и не отведал.
Однако сделал вывод, что эта бедолага даже картошку нормально пожарить не может — либо в окно вывалится, либо погибнет от потери крови, а посему без него — однозначно пропадет.

Много воды утекло с тех пор. Вернее, много чего Юля сломала, разбила, уронила.
Как-то сидим мы на даче за столом. Под вековыми соснами. Мест всем не хватило, но мы с Юлей придумали выход.
Положили на чурбан доску и сели на нее вдвоем.
Я налила в кружку горячего чаю и едва собралась насладиться, как Юля потянулась через стол, ловко поддела вилкой копченую рыбу, а в следующую секунду кусок жирной форели уже плавал в моем ароматном зеленом чае.
Я открыла рот, дабы поделиться эмоциями, но Юля расстроилась первая:
— Вот так всегда!
— Ничего страшного! — поспешила заверить я.
Это обычная история. Когда Юля разбила мою новую коллекционную чашку, — она плакала, а я ее утешала.
Пока я наливала новый чай в другую кружку, у Юли зазвонил мобильник.
— Алло! — обрадовалась она.
Глаза загорелись, щеки зарумянились… Сразу видно — любимый муж звонит.
— Расскажи Вове про чай с рыбой, — буркнула я.
Вова услышал мое бурчание и заинтересовался:
— Что там Юля говорит?
Так уж вышло, что я тоже Юля. Как говорится, обе две.
— Она жалуется, что я в ее чай рыбу уронила, — призналась Юля, которая Вовина жена.
— Передай — пусть скажет спасибо, что жива осталась, что ты ее не покалечила! — посоветовал он.
— Он говорит — скажи спасибо, что я тебя не покалечила, — передала Юля.
Я беспечно усмехнулась, но едва поднесла ко рту свой новый чай, как зубы звякнули о фарфор, лицо и грудь окатило теплой волной, перед глазами мелькнули сосны, уходящие в небо, словом, мир внезапно опрокинулся, а я полетела вместе с чаем в яму, что за моей спиной, машинально прихватив второй рукой малосольный огурец.
Оказывается, как раз в этот момент Юля вознамерилась уединиться для беседы с любимым мужем и встала с доски, на которой мы с ней сидели.
А поскольку доска лежала на единственном чурбане и одна чаша весов внезапно исчезла…
Яма не глубокая, просто наш дачный домик окружает настоящий лес на склоне горы с естественными ямами. Только вот на дно именно этой ямы строители набросали деревянных отходов — остатков досок и бруса.
— А-а-а! — кричала я в полете.
— О-о-ой! — завопила я, когда деревянные ребра впились в спину.
Это были последние звуки, которые слышал Вова из телефона, потому что потом Юля бросила трубку и кинулась мне на выручку.
— Не надо, я сама! — запротестовала я, разглядев это залитыми чаем глазами.
Но когда Юля желает причинить добро, ее ничто не остановит.
Остальные участники застолья окончательно перестали жевать. Так и подавиться можно, когда прямо перед носом разыгрывается драматический водевиль.
Мой брат Юра дернулся было в сторону барахтающихся в яме нас, а потом взглянул на свою жену Любу с уважением. Напрасно он считал «ходячей катастрофой» ее. Подумаешь, расплавленный на плите телефон…

Ну а Вова давно понял: семейная жизнь — лучшее лекарство от скуки в целом, а с Юлей — особенно.
Сейчас у них подрастает очаровательная дочка Марьяша, в которой родители души не чают.
Так что Вове теперь вдвойне... весело.

Юлия Шоломова
Joe
Платиновый Пользователь
Постов: 1013
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Женский Страна, город: Russia, Default City
Если я буду такой как все, то кто будет такой как я?
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13510
Re: Почитаем 20/09/2019 21:40 (1 мес., 3 нед. назад) Репутация: 1
Юмор Шрёдингера
сегодня в 12:30
vk.com/humor_schrodinger?w=wall-58737741_170647

Михаил Жванецкий: Жизнь коротка.

Жизнь коротка. И надо уметь. Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу. Уходить от плохого человека. Их много. Дела не идущие бросать. Даже от посредственности уходить. Их много. Время дороже. Лучше поспать. Лучше поесть. Лучше посмотреть на огонь, на ребенка, на женщину, на воду.

Музыка стала врагом человека. Музыка навязывается, лезет в уши. Через стены. Через потолок. Через пол. Вдыхаешь музыку и удары синтезаторов. Низкие бьют в грудь, высокие зудят под пломбами. Спектакль менее наглый, но с него тоже не уйдешь.. Шикают. Одергивают. Ставят подножку. Нравится. Компьютер прилипчив, светится, как привидение, зазывает, как восточный базар. Копаешься, ищешь, ищешь. Ну находишь что-то, пытаешься это приспособить, выбрасываешь, снова копаешься, нашел что-то, повертел в голове, выбросил. Мысли общие. Слова общие.

Нет! Жизнь коротка.

И только книга деликатна. Снял с полки. Полистал. Поставил. В ней нет наглости. Она не проникает в тебя.. Стоит на полке, молчит, ждет, когда возьмут в теплые руки. И она раскроется. Если бы с людьми так. Нас много. Всех не полистаешь. Даже одного. Даже своего. Даже себя.

Жизнь коротка. Что-то откроется само. Для чего-то установишь правило. На остальное нет времени. Закон один: уходить. Бросать. Бежать.. Захлопывать или не открывать! Чтобы не отдать этому миг, назначенный для другого.
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13514
Re: Почитаем 21/09/2019 19:31 (1 мес., 3 нед. назад) Репутация: 1
Не позволяйте часам и календарю затмевать тот факт, что каждая секунда жизни есть чудо и тайна.

Животное может быть свирепым или хитрым, но один только человек умеет лгать.

Реклама — узаконенная ложь.

Пылкому влюбленному труднее высказать свою любовь, чем тому, кто совсем не любит.

Нравственное негодование — это зависть с нимбом вокруг головы.

В истории постоянны лишь человеческая глупость, алчность и страсть к кровопролитию, и даже сам Господь Бог тут бессилен.

Допускать зло — значит нести за него ответственность.

Машина времени есть у каждого из нас: то, что переносит в прошлое — воспоминания; то, что уносит в будущее — мечты.

Наша истинная национальность — это человечество.

Мысль — удивительная вещь: то она течет медленно, как смола, то вспыхивает мгновенно, как молния.

Непростая вещь - мотивы, которыми руководствуются женщины.

А действительно ли достаточно понять, чтобы простить? Эта пословица никогда не внушала мне доверия.

Говорят, вся жизнь - это сон, и к тому же скверный, жалкий, короткий сон, хотя ведь другой все равно не приснится. С ума можно сойти. И откуда взялся этот сон?..

Моя теория была очень ясна и правдоподобна - как и большинство ошибочных теорий!

Тот, кто не смотрит вперед, оказывается позади.

Цинизм — это юмор в плохом настроении.

История человечества все больше превращается в гонку между образованием и катастрофой.

Герберт Джордж Уэллс
(21.09.1866 - 13.08.1946)
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Последнее редактирование: 21.09.2019 19:36 Редактировал Aleks.
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13519
Re: Почитаем 23/09/2019 19:47 (1 мес., 3 нед. назад) Репутация: 1
www.proza.ru/2008/05/07/487


Бояны Белого Креста. История Белой песни
Елена Владимировна Семёнова

Перед боем

Закатилася зорька за лес, словно канула,
Понадвинулся неба холодный сапфир.
Может быть, и просил брат пощады у Каина,
Только нам не менять офицерский мундир.
Затаилася речка под низкими тучами,
Зашептала тревожная черная гать,
Мне письма написать не представится случая,
Чтоб проститься с тобой да добра пожелать.
А на той стороне комиссарский редут - только тронь, а ну! -
Разорвет тишину пулеметами смерть.
Мы в ненастную ночь перейдем на ту сторону,
Чтоб в последней атаке себя не жалеть.
И присяга ясней, и молитва навязчивей,
Когда бой безнадежен и чуда не жди.
Ты холодным штыком мое сердце горячее,
Не жалея мундир, осади, остуди.
Растревожится зорька пальбою да стонами,
Запрокинется в траву вчерашний корнет.
На убитом шинель с золотыми погонами.
Дорогое сукно спрячет сабельный след.
Да простит меня все, что я кровью своею испачкаю,
И все те, обо мне чья память, крепка,
Как скатится слеза на мою фотокарточку
И закроет альбом дорогая рука.

Эту замечательную песню, исполненную Валерием Агафоновым, в кинофильме "Личной безопасности не гарантирую", написал забытый поэт-бард 60-х годов Юрий Аркадьевич Борисов, продолживший линию белых поэтов русской эмиграции. Он родился за год до гибели Арсения Несмелова в 1944-м году в Уссурийске Приморского края. Мать работала кассиршей, кондуктором трамвая, отец был молотобойцем. По окончании войны семья вернулась в Ленинград, где Борисов воспитывался, в основном, в детдоме Ждановского района на Каменном острове.
После школы с 14 лет он учился на токаря-револьверщика в ремесленном училище, где познакомился с Валерием Борисовичем Агафоновым, бывшем на 3 года старше его и пережившим блокаду. Не имея никакого музыкального образования, Агафонов виртуозно играл на гитаре, а пел так, что после него очень трудно было слушать кого-либо еще. После окончания ремесленного училища судьбы товарищей сложились по-разному. Агафонов работал шлифовальщиком, рабочим сцены, электриком, радистом, участвовал в художественной самодеятельности… А Юрий Борисов ещё во время учебы получил срок за мелкое хулиганство, около 3-х лет был в подростковой колонии в Липецкой области. Позже еще раз попал в колонию за кражу. Освободившись, лет в 18-19 поступил в школу парикмахерского мастерства. По специальностям почти не работал — берег руки для игры на гитаре. На 7-струнной гитаре и аккордеоне играла его мать, и Юрий в подростковом возрасте начал играть на гитаре, и впоследствии даже преподавал игру на этом инструменте. Позже Юрий Аркадьевич получил ещё немало специальностей, но так нигде и не работал, а потому регулярно получал строки за «тунеядство».
Судьба свела Борисова и Агафонова вновь. Валерий Борисович, знавший о своём смертельном заболевании (порок сердца), активно работал. По рекомендации В.В. Меркурьева посещал курсы Ленинградского института театра, музыки и кино, участвовал в сборных эстрадных концертах. Работал в Алтайской филармонии и Русском театре Вильнюса, пел в ресторане "Астория" в Ленинграде, под псевдонимом Ковач выступал в цыганском ансамбле с исполнением таборных песен, снялся в двух кинофильмах - "Личной безопасности не гарантирую" и "Путина". Стоило ему взять в руки гитару, как вокруг собиралась толпа. В подъезде его дома собирались почитатели таланта певца и слушали импровизированные концерты. Кто слышал его хотя бы раз, уже никогда не мог забыть этот чарующий, уносящий в прошлое, дивный голос. Везде собирались десятки людей, чтобы услышать изумительного исполнителя русских романсов. При этом попасть в официальную систему не было никакой возможности. Агафонов не вписывался в неё. Как не вписывался и поэт Юрий Борисов, который начал писать стихи ещё в детстве, посылал некоторые в газету "Ленинские искры", но их не печатали. Альянс этих двух талантливейших людей был неизбежен. Его плодом стал цикл белогвардейских романсов, каждое слово, каждый аккорд которых врезается в память и заставляет учащённо биться сердце.

Ностальгическая

Заунывные песни летели
В край березовой русской тоски,
Где-то детством моим отзвенели
Петербургских гимназий звонки.

Под кипящий янтарь оркестрантов,
Под могучее наше "Ура!"
Не меня ль государь-император
Из кадетов возвел в юнкера?

В синем небе литавры гремели
И чеканила поступь война.
И не мне ли глаза голубели
И махала рука из окна?

Мчались годы в простреленных верстах
По друзьям, не вернувшимся в ряд,
Что застыли в серебрянных росах
За Отечество и за царя.

Не меня ли вчера обнимали
Долгожданные руки - и вот,
Не меня ли в ЧеКа разменяли
Под шумок в восемнадцатый год?

Эти романсы стали известны за рубежом, но на Родине, разумеется, не могли быть в почёте. Валерий Агафонов так и не увидел своих пластинок. Незадолго до смерти в 1980-м году он, наконец, стал артистом Ленконцерта. Его выступления в ВУЗах сопровождались лекциями о поэзии и истории романса и всегда проходили при переполненных залах. Всего в репертуаре певца насчитывалось около тысячи песен и романсов, к некоторым из которых он сам сочинил музыку. Через четыре года Валерий Агафонов скончался в возрасте 43-х лет. А вскоре после смерти в России стали выходить его пластинки, и зазвучали белогвардейские романсы на стихи Борисова…

Справа маузер, слева эфес
Острия златоустовской стали.
Продотряды громили окрест
Городов, что и так голодали.

И неслышно шла месть через лес
По тропинкам, что нам незнакомы.
Гулко ухал кулацкий обрез
Да ночами горели укомы.

Не хватало ни дней, ни ночей
На сумбур мировой заварухи.
Как садились юнцы на коней
Да усердно молились старухи!..

Перед пушками, как на парад,
Встали те, кто у Зимнего выжил...
Расстреляли мятежный Кронштадт,
Как когда-то Коммуну в Париже...

И не дрогнула ж чья-то рука
На приказ, что достоин Иуды,
Только дрогнули жерла слегка,
Ненасытные жерла орудий.

Справа маузер, слева эфес
Острия златоустовской стали.
Продотряды громили окрест
Городов, что и так голодали...

Юрий Борисов в разное время работал грузчиком в магазине и на киностудии "Ленфильме", дворником, жил за неимением прописки в подвалах и на чердаках. В 1978-1979, отбывая очередной срок «за тунеядство» в колонии в Средней Азии, он заболел туберкулёзом. С этой тяжёлой болезнью поэт прожил более 10 лет и скончался в 1990-м году в больнице на Поклонной горе.

По зеленым лугам и лесам,
По заснеженной царственной сини,
Может, кто-то другой или сам
Разбросал я себя по России.
Я живу за верстою версту,
Мое детство прошло скоморохом,
Чтоб потом золотому Христу
Поклониться с молитвенным вздохом.
Моя радость под солнцем росой
Засверкает в нехоженых травах,
Отгремит она первой грозой,
Заиграет в глазах браговаров.
Моя щедрость - на зависть царям
Как награда за боль и тревоги.
Теплым вечером млеет заря
Над березой у сонной дороги.
Я тоску под осенним дождем
Промочил и снегами забросил,
И с тех пор мы мучительно ждем,
Долго ждем, когда кончится осень
Свою ненависть отдал врагу,
Сад украсил я нежностью легкой,
А печаль в деревянном гробу
Опустил под "аминь" на веревках.
Моя жизнь, словно краски холста, -
Для того, чтобы все могли видеть.
Оттого моя правда чиста:
Никого не забыть, не обидеть.
Мое счастье в зеленом пруду
Позапуталось в тине замшелой.
Я к пруду непременно приду
И нырну за ним с камнем на шее.

Песни Юрия Борисова и Валерия Агафонова вскоре зазвенели над Россией в исполнении «соловушки» Максима Трошина… Его называли «юным голосом, очаровавшим Россию», а он говорил, что таких, как он в России тысячи. Мальчик, кумиром которого был Игорь Тальков, с ранних лет писал музыку и стихи, наполненные горячей любовью к Родине. "Если бы меня позвали на "Утреннюю звезду", - сказал как-то Максим Трошин, - я не пошел бы. Они вытравливают все русское, все национальное. Я не пошел бы к ним потому, что они воспитывают для себя новое поколение дергунчиков. Людей, лишенных совести, мужества, стойкости, готовности защитить величие родных просторов, живущей в душе каждого славянина». Максим служил звонарём храма Тихвинской иконы Божией Матери. Семь лет он выступал с концертами в родном Брянске, Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде... В пятнадцать лет его уже знала и любила вся Россия. Максим Трошин утонул в Десне, в тот день, когда вечером отходил поезд в Москву, чтобы везти его на вечер памяти Александра Невского летом 1995-го года. Ему не было ещё 17 лет. Записи его песен и ныне звучат в Союзе Русского Народа и Русском Национальном Соборе, у воинов "Альфы" и "Вымпела", в рядах ветеранов Афганистана и казаков, в Управлении внутренних дел и в студенческих аудиториях, в православных братствах и в семьях русских людей… И среди этих песен особое место занимают белогвардейские романсы Борисова, среди которых гимном звучит «Белая песня»:

Все теперь против нас, будто мы креста не носили
Будто аспиды мы бусурманской крови
Даже места нам нет в ошалевшей от боли России
И Господь нас не слышит, зови-не зови
Вот уж год мы не спим, под мундирами прячем обиды
Ждем холопскую пулю пониже петлиц
Вот уж год как Тобольск отзвонил по Царю панихиды
И предали анафеме души убийц
Им не Бог и не Царь, им не Суд и не совесть
Все им "Тюрьмы долой" да "Пожар до небес"
И судьба нам читать эту страшную повесть
В воспаленных глазах матерей и невест
И глядят они долго нам вслед в молчаливом укоре
Как покинутый дом на дорогу из тьмы
Отступать дальше некуда - дальше Японское море
Здесь кончается наша Россия и мы
В красном Питере кружится, бесится белая вьюга
Белый иней на стенах московских церквей
В черном небе ни радости нет, ни испуга
Только скорбь Божьей Матери по России моей.

© Copyright: Елена Владимировна Семёнова, 2008
Aleks
Продвинутый Пользователь
Постов: 75
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Мужской Страна, город: www.leningrad.spb.ru Дата рождения: 11/16
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13522
Re: Почитаем 25/09/2019 01:59 (1 мес., 2 нед. назад) Репутация: 7
Цыпленок тоже хочет жить, или Как я в музыкалку поступала

Когда мне было семь лет, меня решили отдать в музыкальную школу. Вернее, отдать меня решили еще задолго до встречи родительских половых клеток, так как дома стояло фортепиано, и все женщины нашей семьи (и трое мужчин), насколько глубоко удалось копнуть родословную, обладали умением играть на нем. Так что мое мнение на этот счет априори считалось сформированным.

На вступительных экзаменах проводилось три испытания: повторить спетую педагогом мелодию, воспроизвести ритмический рисунок хлопками в ладоши и спеть произвольную песенку.
В коридоре толпились родители и всячески щадили голоса и нервы своих деток: не пой, не кричи, не шепчи, выпей теплой воды, глотни сырое яйцо, не жуй жвачку, не чеши живот...

– Вы что петь будете? – спросила нас мама Иришки Кузиной.
– "Голубой вагон", – гордо ответила за меня бабуля.
– Как "Голубой вагон"? Его уже Женечка Саленек поет!
– Ну, тогда... Песенку Чебурашки...
– "Чебурашку" Мурвета застолбила, давно уже!
– Лялечка, какие песенки ты еще знаешь?
– Из кота Леопрольда знаю.
– Все песенки из Леопольда заняты корейской семьей! Они оптом поступают!

Бабушка скисла.
– А что, одинаковые нельзя, что ли?
– Нет! Завуч просила разные, чтобы уши от однообразия не завяли!
– Ишь, уши... Лялечка, ну-ка?
– Про японского журавлика!
– Тоже занято! Слышала, как какая-то девочка репетировала!

Тут мы услышали мою фамилию и бабуля подтолкнула меня ко входу в актовый зал.
Я вошла и робко взобралась на сцену.
Первые два задания я прошла на ура. Мои огромные прозрачно-желтоватые банты на туго заплетенных и собранных в корзинку косичках колыхались как оглашенные, словно их трепал суровый бекабадский ветер. Впридачу к этому я не могла сильно открывать рот, так как скулы сводило натянутыми волосами и при всяком "А-а-а" мои глаза становились еще более лисо-монголоидными.

- Такая хорошенькая, умничка прям, – заколыхалась дородная Лия Львовна. – Но худенькая какая, цыпленок, не кормят словно!
Я и вправду была очень худой, особенно конечности: тонкокостные, они висели как веточки – руки из рукавов белой блузы, ноги - из-под юбки-колокола.
– Что петь будешь, деточка?

Я стала срочно соображать. Мысли в голове из-за этой прически, казалось, тоже были натянутыми и бились от одного виска к другому.
– Эх, дубинушка, ухнем! Ух! – толстым голосом протяжно завела я любимую песню нашего садовника. Всякий раз, работая на участке, он напевал какую-нибудь песню из своего небогатого репертуара.

Лия Львовна поднесла руку к груди.
– Эх, любимая, сама пойдет, подернем, подернем, да ухнем! – детским басом залихватски вывела я.
Преподаватели отчего-то выпучили глаза и переглянулись. Ясно: надо петь что-то другое. Дубинушка - не по их зубам.

– Я передумала. Это неподходящая песня. Вот. – Спрыгнув со сцены, я сделала глубокий вдох, мелким шагом пошла к учителям и гнусаво заныла:
– Вот господин хороший идет по мостовой. Подайте, Христа ради, червончик золотой...
Я протянула руку в просящем жесте и мысленно окунулась в роль просящей бродяжки.
– Нет, нет, Лялечка, – часть учителей сдавленно ржала, а Лия Львовна пыталась сохранить спокойствие, – давай что-нибудь нежное, про василечки-колокольчики...

Меня понесло. Трагично прикрыв веки и сложив руки на груди, я уныло затянула:
– Однозвучно гремит колокольчик
И дорога пылится слегка...
И уныло по ровному полю
Разливается песнь ямщикааааа...

На ямщике мой голос ушел слишком низко и мне пришлось надуться, чтоб вывести это "...кааа" протяжно и значимо. Я поняла, что не вытяну петь про хладную грудь, и решила перескочить на подснежники.

– Лишь только подснежник распустится в сроооок... – Я закатила глаза и постаралась придать трагизма своему голосу, отчего мои банты на голове задрожали – и ноги тоже. –
Лишь только приблизятся первые грозы, на белых стволах появляется сок... Так плачут березы.. так плачут березы...

Учителя не смотрели на меня. Они тряслись, они прятали взгляд, и я поняла, что очень расстроила их, ведь просили же, просили исполнять детские песни, а я – садово-огородные...

Надо веселое... Вот! Есть!
Я залихватски топнула ногой и вразвалочку, как утка, припадая то на левую, то на правую и растопырив по-блатному пальцы, вращая глазами, исполнила:
– Йэээх! Цыпленок жареный, цыпленок пареный, цыпленок тоже хочет жить! Его поймали! Арестовали!
На этих словах я подпрыгнула к директору школы, грузному мужчине в костюме и выкрикнула:
– Велели: паспорт покажи!

Директор вздрогнул, а дверь в коридор приоткрылась, и в образовавшейся щели появилось лицо моей бабули.
– Паспорта нету! Гони монету! Монеты нет – иди в тюрьму!

Учителя сдавленно рыдали от хохота, а директор махал руками, пытаясь остановить мое пение.
Банты ожесточенно колыхались на моей голове, дергая кожу на висках в стороны, но боковым зрением я успела увидеть спешащую ко мне бабулю.

Я заторопилась: времени оставалось в обрез.
– А он заплакал! В штаны накакал!
Пошел на речку сполоснуть!
Штаны уплыли! А он за ними!

Последнее, что я выкрикнула в зал, пока меня выводили, было:
– И вместе с ними утонул!..

В коридоре стояла тишина. Потому что родители согнулись в беззвучном хохоте и вытирали глаза.

Так я поступила в музыкальную школу.
Потом отучилась положенные семь лет и теперь сходу могу сыграть многие произведения. Но лучше всего отчего-то у меня получается "Цыпленок жареный" с аккомпанементом.

Лейла Рахматова
Joe
Платиновый Пользователь
Постов: 1013
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Женский Страна, город: Russia, Default City
Если я буду такой как все, то кто будет такой как я?
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13526
Re: Почитаем 25/09/2019 14:21 (1 мес., 2 нед. назад) Репутация: 2
Прирожденная актриса!
И репертуар беспроигрышный! Куда там малышне с "Голубым вагоном"))
Наталья
Золотой Пользователь
Постов: 188
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
#13528
Re: Почитаем 27/09/2019 17:12 (1 мес., 2 нед. назад) Репутация: 7
Да, эта девочка талантлива по жизни
Вот ее приключения уже в вузе

Полюбить микробиолога

Когда мы пришли на кафедру микробиологии, половина девчонок нашей группы сразу же влюбилась в молодого неженатого преподавателя Херасима. Вообще-то, его звали Герасим, но мы не были бы чокнутой пятой группой, если б не пытались сломать привычный ход вещей даже в мелочах.

Всегда немного взъерошенный и смущенно улыбающийся, он возбуждал в девочках желание приголубить, приласкать и полюбить его, а так же отгладить его халат и поправить воротничок.

— Меня зовут Герасим Гер... — уловив пристальное внимание со стороны 4-5 пар поедающих его женских глаз, препод запнулся и протянул мне, сидящей в первом ряду, лист бумаги. – Напишите, пожалуйста, данные всех присутствующих: фамилию-имя и год окончания школы.
Процедура написания данных повторялась на каждом новом предмете и данные эти потом переносились в журнал.
Ирка хитро подмигнула мне. Шахнозка кивнула головой: да.

Дело было в том, что накануне, от нечего делать, мы перевели все наши фамилии и имена с русского на узбекский и наоборот. Например, белокурая Света Петрова превратилась в Ойдин Тошбаеву, а кареглазая красотка Галия – в Господинову Галину. Поясню: Петр – камень, камень – Тош. Переводы фамилий и имен были приблизительными и на абсолютную точность не претендовали.

Герасим взял протянутый мной список и начал знакомиться с нами.

– Адамчук Каролина, – произнес он и ожидаемо посмотрел на царственную Светку. Но встала смуглая Шахнозка, и он смущенно моргнул.
— Еттикулова Интизор, – взгляд Херасима устремился на Галию, но поднялась рыжая Ира.
— Белокнязева Индустрия... Спасибкина Елена... Архипова Свобода... — произносил препод и мы слышали, как идет анализ в его голове:
— Ваша группа сформирована в интернате, да?? Вы детдомовские?

"Какой он милый, — написала я Ирке, — и, кажется, я хочу стать микробиологом!" — "Мне тоже нравится этот предмет!" – пришел ответ и каждая из нас решила бороться за свое счастье до конца.

Теперь на каждом уроке бедный Херасим метался меж двух огней: Ирка звала его каждые пять минут и жаловалась на убегающие с предметного стекла микроорганизмы, а я старательно портила микроскоп и просила его исправить.

Спустя семестр воз и поныне был там, и любовь наша попахивала безнадежностью.
— Надо выяснить, где и с кем он живет, а там видно будет, – решительно заявила Ира, и мы решили проследить за преподавателем, переодевшись в бабок.

Почему в бабок? Под подростков и мужчин с нашими округлостями мы бы не закосили, а вот примерить на себя светлое будущее было интересно.

Мы пришли к Ире домой и взялись за дело.
Волосы на прямой пробор. Припудрить их до тускло-серого цвета. Неприметная косынка, подвязанная под подбородком. Ирка прикрепила к затылку шиньон - толстую мамину косу и выпустила ее из-под платка.
Слой тонального крема на лицо, брови, губы. Разводы морщин тонким карандашом. Очки в роговой оправе с толстыми стеклами, в которых не видно ничего!
Толстые махровые полотенца вокруг груди и бедер фиксированы булавками. Поверх всего этого великолепия – кремпленовые юбки и старинные блузоны Иркиной мамы, которые она не носит уже, наверное, лет двадцать!

– На ноги что???
Ирка достает с антресолей пакет с лицами «Модерн Токинг». Галоши отбрасываем сразу, папины босоножки тоже... Мне достаются шлепанцы с лотосом, из которых стопа вываливается вперед на половину. Меня это не пугает: зато не потеряю. Ира надевает потрескавшиеся белые сапоги с отворотами, поверх блузки цепляет свадебный белый цветок, а в сетчатую авоську кладет веник и Симонова. "Живые и мертвые".

Но я же женщина! – я чувствую, что мой прикид уступает Иркиному и хватаю с подоконника герань в горшке.

Всё, пора: Херасим закончил занятия и уже должен идти к остановке.
Выскакиваем из подъезда, нос к носу сталкиваемся с Иркиной мамой... Не узнаёт, уступает дорогу двум ошалелым бабкам.

Спешим на остановку. Походка, конечно, не соответствует, но еще не время шаркать ногами в стоптанных тапках.
На остановке караулит Шахнозка. Ждет нас и заодно следит — не появится ли Херасим.

— Ну что, не упустила касатика? – дребезжит Ира и входит в роль, а Нозка ошеломленно смотрит на нас, произносит что-то нехорошее и незаметно отодвигается от нас подальше.
И сидит, как неродная. Стыдится старших товарищей, понимаете ли.

Несколько проходящих мимо неравнодушных к чужой беде человек кладут мелкую денежку в полуоткрытую Иркину авоську, и нам становится ясно: Херасим ни за что не узнает в этих двух бедолагах двух симпатичных студенток.

— Объект в поле зрения! — возбужденно шепчет Нозка, и мы видим препода, спешащего к отходящему трамваю.
Черт побери! Чтоб успеть сесть в этот же трамвай, нам с Иркой надо преодолеть перекресток!
Мы срываемся и бежим наперерез.

— Стой! — кричу я, герань трясется в такт моему бегу и роняет цветочки. Шлепанцы болтаются на стопе где-то в районе щиколотки.
— На помощь! — почему-то вопит Ирка и легко обгоняет меня на своих длинных газельих ногах.

Водитель трамвая застыл. По-моему, он просто забыл, что ему пора трогаться, а сидящие пассажиры все, как один, повернули головы и смотрят на двух полоумных бабок, резво несущихся к трамваю.
Успели.

— Слава богу! – скрипучим голосом говорю я, а Ира, поймав удивленные взгляды пассажиров, зачем-то добавляет "Аллах акбар!".

Но где же Херасим? Верчу головой и вижу, что Ирка, повиснув на поручне, тоже выискивает среди пассажиров нашу добычу. Ее грудь, нечувствительная к прикосновениям из-за обмотанных в несколько слоев полотенец, настойчиво бьет по темени сидящего мужчину. Мужчина поначалу отклоняется от неясной атаки, но, подняв голову, соображает: грудь. Грудь! Женская!!! - и радостно зарывается в бездушные ткани Иркиной одежды.

Едем. Потеем: жарковато.
Наконец Херасим выходит на остановке ГУМа и шествует к магазину. У магазина несколько входов-выходов, и нам приходится войти внутрь, чтоб не потерять Херасима. Обнаруживаем преподавателя в ювелирном отделе, он что-то рассматривает сквозь стекло.

Какая-то вещица в витрине привлекла Иркино внимание, и она, забыв о своем, мягко сказать, странном одеянии, игриво вопрошает:
— Молодой человек, а сколько стоит это колечко для пирсинга?

Продавец растерянно смотрит на Иру и вполголоса советует:
— А ну, пошла отсюда, попрошайка! Какой пирсинг еще тебе??
Иркины глаза наливаются кровью; привыкшая к мужскому вниманию, она не ожидала такого отношения.

Вдруг я вижу, что из-под Иркиной юбки медленно выползает край полотенца... Ира и сама чувствует дискомфорт в области колен... Она отталкивает продавца, забегает за прилавок и начинает задирать юбку.

— Бабуля, это ограбление? — спрашивает побледневший парнишка.
Ирка молчит, и, прячась за прилавком, сопя, пихает полотенце под юбку.

Тем временем Херасим движется по направлению к нам. Я прикрываюсь несколько облысевшей геранью, а Ирка выхватывает из сумки Симонова и, раскрыв перед собой, имитирует чтение.
Бабка, похожая на албанскую беженку, за прилавком ювелирного, читающая Симонова!..

Наконец вслед за объектом нашей любви мы покидаем магазин и семеним за ним к высотке.
В общем, там мы его и потеряли, не рискнув ехать в одном лифте.

По дороге домой Ирка долго не могла успокоиться, возмущаясь поведением продавца в ювелирном:
— Вот гаденыш! Надену завтра каблуки и мини, и кофточку прозрачную, и приду за колечком! И попросит он у меня телефон, а я ему такая: а вот фиг тебе! За бабку вчерашнюю!

Итак, вернулись мы к Ирке не солоно хлебавши, злые и неудовлетворенные, и сели за микробиологию.

А на занятии Херасим сначала вызвал отвечать ее, а потом меня, и, поставив нам по пятерке, сказал, обращаясь к группе:
— Совершенно точно доказано, что тема о трепанемах ложится в голову лучше после прочтения Симонова. Рекомендую.

Вскоре цикл по микробиологии закончился, а с ним – и наша любовь к микробиологу Херасиму, и мы пошли на детскую хирургию. Но об этом — отдельная история.

Лейла Рахматова
Joe
Платиновый Пользователь
Постов: 1013
graphgraph
Пользователь вне форума Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Пол: Женский Страна, город: Russia, Default City
Если я буду такой как все, то кто будет такой как я?
Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться
 
ВверхСтраница: 1...3536373839404142
Main page Contacts Search Contacts Search